Археологи и искатели имеют общего предка. Еще в XIX веке статус археологии как науки не был определен. Общество воспринимало археологов как жаждущих приключений путешественников и авантюристов.

Эта профессия не требовала специальной подготовки, обучения и дипломов. Археологом называли любого, кто копался в земле. Видимо, из желания поскорее забыть о таком неблагородном родстве, некоторые современные археологи с презрением относятся к искателям сокровищ.

Наиболее пристойный эпитет, которым нас часто награждают такие деятели — «любитель». Наверное, мы должны страшно возмущаться. Но в этом слове нет ничего плохого. Оно имеет общий корень со словом «любовь». Следовательно, искателем-любителем называют человека, который любит искать. Есть ли повод для раздражения?

Тем не менее, археологи и искатели, время от времени сталкивающиеся лбами, не могут отрицать ни взаимной зависимости, ни общих корней, которые восходят, как ни печально, к древним гробокопателям. Бывало, что уложенная в саркофаг мумия фараона подвергалась грабежу на следующую ночь после погребальной церемонии.

Грабили не только самых богатых. Поводом для кражи становилось простое желание заполучить в свои руки самую обычную домашнюю утварь.

«Ограбление предков можно назвать второй древнейшей профессией», — заявил как-то один известный археолог. Тем самым он предложил очень интересную (хотя и несколько своеобразную) метрику как для искателей, так и для археологов. Без полчищ «гробокопателей» и грабителей египетских пирамид археология просто бы не возникла.

Археологи и искатели, время от времени сталкивающиеся лбами, не могут отрицать взаимной зависимости…

//Клады.Практическое пособие.