В Польше настоящая мода на собирание древностей возникла тогда, когда страна утратила свою государственную самостоятельность. После разделов страны у поляков возникла потребность документировать собственную историю. Просвещенные личности обращались к народу с призывами собирать все, что было связано с родной землей.

Основательница музея в Пулавах Изабелла Чарторисская из рода Флемингов писала: «Когда Польша прекратила свое существование, мне первый раз пришло в голову, что необходимо собирать польские реликвии, которые я смогу передать потомкам». Этот лозунг, несмотря на то, что период аннексий остался позади, можно вышить золотом на знаменах отечественных искателей. Ведь мы не являемся ни кладбищенскими гиенами, ни грабителями древностей, действующими исключительно ради прибыли. Мы ощущаем себя наследниками нашей великой тысячелетней истории, уважаем ее и пытаемся в пределах своих возможностей уберечь то, что еще можно сохранить — будущие поколения должны знать, откуда они родом. Искатель должен понимать красоту своей малой родины, знать историю своего города, деревни и ближайших окрестностей, а также быть ее хранителем.

По мере углубления накапливаемых знаний мы начинаем постигать, сколько еще можно открыть; возникает желание поделиться своими знаниями с окружающими. Настанут времена, когда авторами или соавторами монографий о локальной истории станут именно искатели, которые, заразившись однажды бациллой истории, будут сознательно прививать эту «болезнь» следующим поколениям.