Предлагаю вашему вниманию отличный рассказ о кладе «Серебряные слезы». Помните, что любой клад, это практически всегда скорбь и слезы людей, нужно помнить об этом.

Был июльский вечер, тихий, спокойный и задумчивый, солнце заходило в царственном величии, высоко в небе вились ласточки, и весело кружились в воздухе рои мошек. Вся земля была покрыта зеленью, колосилась рожь, поля пестрели тысячами разноцветных цветов и благоухали юностью. На равнине, среди лесов и полянок, виднелись маленькая деревенька и хутор.

Рассказ о кладе "Серебряные слезы"

Рассказ о кладе «Серебряные слезы»

Деревня эта была не из видных — домов немного, деревянная церковка на холме, да и хутор с соломенной крышей, с простыми хозяйственными пристройками, выглядел неказисто. Люди жившие в деревне уже давно, трудились от зари до зари на полях, обеспечивая себя и платившие с этого часть помещику. Жившие на хуторе, стоявшим в стороне, следили за бобровыми гонами на капризно извивавшейся и круто заворачивавшей речушке, которая пропадала где-то в зарослях. Сама усадьба владельца находилась довольно далеко от этого места, и лишь вечером на заходе солнца можно было разглядеть ее величественный силуэт на горизонте.

Во дворе стояла необычная для этого времени дня тишина, хотя вечерние занятия обитателей хутора шли своим порядком. Кони возвращались с водопоя, женщины несли только что подоенное молоко, работники хлопотали около сараев, но все это делалось молча и складывалось впечатление, что люди знаками напоминали друг другу о необходимости соблюдения тишины.

На крыльцо хутора медленно вышла женщина средних лет, погруженная в глубокое раздумье, еще с утра ее муж с сыном уехали к помещику платить положенную часть выручки и еще не вернулись. Она медленно подошла к краю крыльца, направила взгляд куда-то вдаль, туда, где был лес, и виднелась петляющая дорога.

Так она стояла некоторое время в полной неподвижности, но вдруг какое-то неуловимое для других внешнее впечатление вернуло ее к жизни. Она вздрогнула и оглянулась. По тому, как она смотрела в сторону усадьбы, как будто прислушиваясь к чему-то, можно было понять ее настороженность.

Еще минуту тому назад она не заметила бы пушечных выстрелов, теперь она слышала то, что не было доступно обыкновенному человеку, и видела сокрытое от всех глаз. С напряженным вниманием она прислушивалась к каким-то звукам вдали, и лицо ее понемногу оживлялось. То что она узрела вызвало страх и ужас в ее глазах, на горизонте маленькой огненной точкой пылала усадьба и при этом неслышимые ухом стоны и крики людей разрывали ей мозг. Что случилось с ее сыном и мужем.. может они уже едут домой, а может затаились где на реке в шалаше на бобровых гонах и ждут ее.

Женщина быстро зашла в дом, опустившись на колени, она начала что то искать под печкой в куче золы, наконец, найдя, выгребла черными от угля руками небольшой горшочек плотно закрытый тканью.

Нельзя брать их с собой – мелькнула мысль в ее голове, Бедную женщину они не тронут, если наткнутся, а с деньгами точно беды не оберешься. Выйдя во двор она двинулась к небольшому овражку за сараем на краю которого лежал большой камень. Скрывшись в нем из виду, она спрятала горшок в землю, держа в голове только ей известные приметы места.

Все, что было потом плыло как в тумане, схватив дома котомку с продуктами женщина всматриваясь в сторону дороги, украдкой спустилась к ручью и побежала что есть сил вдоль него.

Ночная тишина спускалась на землю, только где-то вдали слышался стук лошадей и лай обеспокоенных деревенских собак, деревня горела и ее бывший хутор тоже. Опустив голову, она медленно доплелась до шалаша на реке, упала возле него, и долго-долго сидела так, измученная и потерянная. Мужа и сына в нем не было, и от этого силы еще больше покидали ее. Глаза ее слипались от усталости.

Шел 1648 год (последняя монета датирована этим годом), окрестности Могилева, многие села были разорены на этом пути от повстанческих казацких отрядов, особенно пострадали владения польской шляхты и местные еврейские владения. Все последующие года несли на данной земле только войну, кровь, слезы и разруху.
Монеты увидели свой первый луч света только через 364 года, когда были найдены внизу небольшого оврага с остатками горшка.

Весь рассказ является вымыслом, но отражает проходящие в то время события, а может это только плод моей фантазии, а может все так и было…

Рассказ был позаимствован с форума Reviewdetector. Если кому интересно, то раньше публиковался другой весьма интересный рассказ этого же автора — Когда нас за ноги вынесешь, тогда и возьмешь его, или история одного кошеля.