Человек, который умолчит о своей находке, теоретически становится преступником. Если будет доказано, что он присвоил себе что-нибудь из найденного, его могут привлечь к суду. Однако пунктуальное соблюдение правовых норм привело бы к абсурду. Представим себе, что искатели
лояльно начинают информировать службы охраны памятников о каждой своей находке. Согласно действующему закону старая подкова тоже считается историческим памятником, но будет ли хранитель исторических памятников восхищен тем, что мы начнем морочить ему голову каждой откопанной подковой? Тем не менее, контакт между искателями и соответствующими службами необходим. Специальное постановление Совета Европы обязывает государственные учреждения, и рекомендует нам — искателям — поддерживать этот контакт. Для блага собственного и всей Искательской Братии нужно стараться сохранять хорошие и корректные отношения с хранителями исторических памятников, музеями и археологами. Открытость к сотрудничеству может оказаться выгодной для обеих сторон. Я надеюсь, что ломка предубеждений и стереотипов приведет к нормальному состоянию доверия, хотя дорога к нему будет тернистой, а законодательство (по крайней мере, польское) больше препятствует движению в нужном направлении, чем помогает.

Необходимо помнить, что статья 18 Закона об охране культурных ценностей от 1962 г. гласит: «Органы службы охраны исторических памятников имеют право в согласованные с владельцем (пользователем)
моменты времени обследовать предметы, которые, как предполагается, имеют историческую, научную или художественную ценность по месту их нахождения для определения их состояния либо для составления необходимой документации». Законодательство также допускает изъятие движимых исторических памятников с их переводом в государственную собственность. Этот вопрос регулируется постановлением Министра культуры и искусства от 10 июля 1963 г. Постановление предусматривает, что до начала процесса изъятия памятника уполномоченный хранитель должен предложить его владельцу заключить договор купли-продажи на условиях, устанавливаемых оценочной комиссией. Если такое соглашение не будет заключено, то начинается процесс изъятия памятника государством. В этом случае решение о сумме, выплачиваемой владельцу, принимается с учетом его мнения. В настоящее время эти правовые нормы применяются не слишком часто. Они рассматриваются как пережиток коммунистического прошлого, когда с частной собственностью считаться было не принято. Тем не менее, эти нормы имеют юридическую силу и могут применяться для изъятия имущества у любого лица. Иногда встречается еще один вариант. Одному искателю, который принес в Окружной музей в городе Еленя Гура две монеты XIII века стоимостью свыше 1000 злотых (порядка 300 долл. США — прим. пер.) каждая, пришлось с ними расстаться после того, как он признался, что нашел их на городище в Велиславицах. Он не получил никакой награды, благодарности или компенсации.

Клады. Практическое пособие.