Привлекательность VLF-металлоискателей заключается, главным образом, в функции дискриминации и в широкой зоне охвата. Новейшие модели сияют жидкокристаллическими экранами и кружат голову
различными наворотами. Если мы не в состоянии приобрести фирменный VLF-прибор со всеми его прелестями, не стоит впадать в комплексы. Успех приносит не само оборудование, а прежде всего знание того, в каких местах надо искать — эту информацию мы добываем в библиотеках и архивах — к счастью, доступ к ним пока что почти бесплатный. Предельная чувствительность металлоискателя также не должна вызывать желание мгновенно открывать кошелек. 95 процентов обнаруженных в земле
предметов лежали неглубоко — не дальше 50 см. Кому бы пришло в голову закапывать в двухметровую яму одиночную монету? Большинство находок представляют собой случайно потерянные предметы — разве могут они оказаться на глубине в несколько метров? Чаще всего они лежат либо почти на поверхности, либо на глубине одного штыка — прямо под слоем дерна. Если же что-то было зарыто намеренно, то вряд ли для схрона копали яму более чем на 1,5 метра. Причем предмет будет, скорее всего,
таких габаритов, что наш металлоискатель его обязательно почувствует.  Таким образом, предельная чувствительность до 1,5 м может считаться вполне достаточной, поэтому хватит и Pl-прибора.

Как правило, успеха добиваются те, которые досконально изучили свой металлоискатель, даже если он и не считается последним криком моды. Привыкание к прибору, знание его капризов и возможностей  приносит, в первую очередь, психологическую устойчивость. Частая смена оборудования обычно не повышает производительность, чаще происходит обратное. Пока мы изучим повадки нового прибора, пройдет много времени, причем в результате может оказаться, что нас вполне устраивал старый. Присматриваясь к новым металлоискателям, нужно также иметь в виду нюансы, о которых пойдет речь ниже.

(C) Клады. практическое пособие.