1. Поселение Гапоново и обстоятельства находки клада

Клад обнаружен на многослойном поселении, которое находится 2,5 км к севере — северо-востоку от северной окраины с.Гапоново (Красно- октябрьское) Кореневского района Курской обл. на территории пионерского лагеря завода по производству низковольтной аппаратуры «Рубильник» пгт.Коренево. Памятник занимает мыс высотой 2- 3 м, образованный пересечением первой надпойменной террасы левого берега р.Сейм и долины р.Крепны. К западу от мыса в 10-15 м от края террасы находится оз.Маковье — обширный залив Сейма. Наблюдения за обнажениями культурного слоя (различные мелкие ямы, кротовины и т.п.) показали, что археологический материал распространен, приблизительно, в пределах территории пионерлагеря, т.е. селище имеет размеры 130×150 м (рис.2). Южная часть поселения занята посаженным сосновым лесом, центральная — свободна, задернована (на ней находится футбольное поле).
Постройки лагеря расположены вдоль долины Крепны на северном крае мыса и у забора — на
южном. Именно здесь, в лесу, и находилась база Левобережной раннеславянской экспедиции Института археологии РАН в июне 1994 г.

Как и большинство подобных комплексов, клад был найден случайно: местными рабочими во время прокладки водопровода к бане пионерлагеря в месте, обозначенном на плане цифрой
I (рис.2). Присутствовавшей в это время на базе заведующей камеральной лабораторией ЛРЭ
Е. К).Архиповой (весь наличный состав экспедиции находился на раскопках поселения позднерим
ского времени «10-ый Октябрь») удалось зафиксировать место находки и собрать большинство
предметов. Впоследствии при деятельной помощи директора завода С.Л.Рохлина и археологов из
Курска В.В.Внукова и А.Н.Апалькова у местных рабочих удалось получить недостающие вещи.
Клад, таким образом, дошел до нас, практически, в полном составе.

Отвалы водопроводной траншеи были тщательно просеяны, в месте находки клада заложен шурф I площадью 7,5 кв.м. Общая толщина культурного слоя в этом месте составляет 94-98 см.
Из них верхние 10 см приходятся на дерн, который подстилает серая гумусированная супесь. Материком повсюду на памятнике является светлый песок, на фоне которого довольно четко «читались» контуры сооружений.

Керамика, происходящая из слоя шурфа, по своей культурно-хронологической принадлежности» делится на 2 группы. Первую составляют обломки лепных сосудов раннего железного века
юхновской и лесостепной скифской культур с плотным тестом. Фрагменты лепных горшков
второй группы содержат примесь крупного шамота в рыхлом тесте. Стенки их — довольно толстые,
днища, как правило, имеют закраину. На поверхности сосудов видны следы небрежного заглаживания пальцами. Судя по черепкам, преобладают слабопрофилированные, близкие к баночным
округлобокие формы, реже встречаются тюльпановидные, ребристые и баночные горшки.
Сосуды, как правило, лишены орнаментации.
Такая керамика типична для колочинской культуры северной части Днепровского Левобережья.
На всех площадях, исследованных на памятнике, керамика этих 2-х групп абсолютно преобладала, хотя кроме нее и встречались отдельные предметы эпох неолита и бронзы. В слое шурфа I, например, найден обломок неолитического горшка с ямочной орнаментацией и несколько изделий из кремня. По глубинам в шурфе 1 керамика распределялась следующим образом.

Общее количество материала резко уменьшается от 1 -го штыка к материку, соотношение же между культурно-хронологическими группами находок независимо от уровня залегания почти одно и то же: керамика раннего железного века преобладает, хотя и незначительно, над средневековой. Эти наблюдения свидетельствуют о том, что на позднем (средневековом) этапе существования селища культурный слой был основательно перемешан, по крайней мере в том месте, где находится шурф I.

Клад залегал в культурном слое. По сообщениям находчиков и сведениям Е.Ю.Архиповой, составляющие его вещи представляли собой плотное веретенообразное скопление, ориентированное вертикально по отношению к материку.

Верх скопления находился на глубине 25 см от дневной поверхности, а основание — на глубине 98 см. На этом уровне была обнаружена умбоновидная подвеска, не замеченная местными рабочими.

Яма, в которой был закопан клад, в слое не прослеживалась. Каких-либо следов погребения близ
места нахождения комплекса не было. В древности вещи были помещены в мешок или завернуты в ткань, отпечатки которой сохранились на поверхности свинцового лепешковидного слитка и на окислах железа, покрывавших часть спинки широкопластинчатой фибулы.

На уровне материка прослежена яма-погреб. Она имела круглую форму и диаметр 95 см по верхнему краю, 80 см — в нижней части. С запада находилось место входа подпрямоугольной формы размерами 84×40 см с уплощенной ступенькой. Контуры объекта зафиксированы на гл. 74 см,
ступенька — на уровне 100 см, дно погреба — на гл. 148 см; заполнение представляло собой серую
однородную супесь. Из него происходит лепная керамика раннего железного века и обломки сфероконических предметов, соответственно, 58 и 25 единиц. В значительно меньшем количестве (12 фрагментов) обнаружены черепки колочинских горшков. Дата и культурная принадлежность
объекта по составу материала, из него происходящего, не достаточно ясна, однако не исключено, что яма относится к раннему железному веку, а немногочисленная колочинская керамика занесена в ее заполнение кротами. Доля находок раннего железного века в погребе значительно превышает средние показатели по культурному слою.

Администрация завода запретила расширить шурф 1 до размеров раскопа. Удалось лишь получить разрешение на вскрытие двух небольших полян в лесу около западного края мыса.
Там были заложены траншея II и раскоп III, размерами, соответственно, 12 и 24 кв. м. На каждом из этих участков были обнаружены остатки средневековых сооружений, в т.ч. и 4-х построек, которые представляли для экспедиции наибольший интерес. К сожалению, деревья и кусты помешали сделать прирезки, необходимые для исследования этих объектов полностью.

Целиком в пределы раскопа III «вписались» лишь постройка 1. Постройки имеют общую нумерацию по всему памятнику, ямы обозначались номерами отдельно для каждой исследованной площади.

Продолжение следует.
«Гапоновский клад и его культурно-исторический контекст». И.О.Гавритухин, А.М.Обломский